fox-dildos
автор: RipperMan

Данил Жайворонок в рамках проекта “Секс-работа: борьба за права” публикует перевод Ольги Грабовской текста «Теория шлюхи«:

Для шлюхи чрезвычайно важно всегда оставаться сногсшибательной, как внешне, так и в интеллектуальном плане. Как на верных девианток феминности на нас ложится определенная ответственность — выказывать компетентную ненависть ко всему чистому и кроткому. Маленьким мальчикам и девочкам необходимо больше примеров грязи в их жизни; безумно красивых пезд, которыми можно было бы восхищаться. Они должны научиться тому что значит по-настоящему хотеть, научиться быть шлюхами, неспособными сдерживать и подавлять свои эмоции.

Становление-шлюхой ничего под собой не подразумевает, так что, давайте, убирайте свои ебаные блокноты. Мы — ходячие противоречия, и нам на это насрать. Встали у нас ну пути — мы уничтожим вас и все, что вы любите. Ебете нас — мы разобьем ваше сердце или может быть влюбимся и будем ненавидеть вас вечно. От общественного отвращения у нас зависимость, мы испорченные Jeune-Filles*, не ведающие стеснения.

На высоких каблуках, инкрустированных алмазами, мы хотим разрушить все. Жестокость нашего вожделения не похожа ни на какую другую телесную жидкость; это смертельный яд, который только самые мазохичные тела могут выдержать и приползти за добавкой. Мы заманиваем мужчин в ожидании их унижения, которое реализует возмездие, а до тех пор мы просто запихиваем их хуи в свои рты и заглатываем. Да пофиг.

Мы разглядываем образы наших тел в каждом встречном отражении и не можем удержаться, чтобы не ебать себя весь день напролет, ведь мы так невероятно красивы. Наши уязвимости демонстрируются как сверкающие золотые короны на наших прелестных головках; гордиться (или стыдиться) всеми нашими несовершенствами нам уже больше некуда. Мы ужасно тщеславны, и каждая шлюха знает, что только другая шлюха сможет удовлетворить ее потребности .

Шлюха — это не сексуальность, такой вещи вообще не существует. Наши оргазмы неотделимы от нашей ненависти, от нашей моды и наших страхов; нас не заставит кончить ничто, что в то же время не заставит нас взбунтоваться, в том или ином смысле. Этот мир мы переживаем как уродливую маленькую игровую площадку для наших фантазий, и эти грязные мысли невозможно разместить в пределах какой-либо обозначенной арены “секса”. Секс для нас это вскруживать головы, сдирать коленки и писать где угодно, только не в туалете.

Увидев шлюху, покачивающую бедрами на оживленной улице, вы можете заметить как она, нахмурив брови, сердито бурчит себе что-то под нос. Это все оттого, что вы раздражаете ее своим присутствием. Каждое незначительное тело, прошмыгнувшее на ее пути, находится под угрозой ее ненависти. Ненависть возбуждает ее. Ей не потребуется много времени, чтобы составить мнение о вас на основании того, во что вы одеты — ваши ботинки недостаточно жесткие, ваша походка недостаточно сексуальна, ваши глаза недостаточно обремененные. Вы ничто в сравнении с теми красивыми людьми, которые, спрятавшись в подворотне, поджидают вас, чтобы обчистить.

Политика не интересует шлюху, это и есть шлюха. Обольщенная непрекращающейся мукой жизни, смерти и боли, она одновременно боится каждой мелочи и движима опьянением от того, что ей нечего терять. Она думает, что говорить логично об этом мире — чистое заблуждение: рациональность это излишняя блажь, типичная для бормочущих болванов. Любая попытка определить ее контекст или выразить ее существование совершенно тщетна; в отношении нее абсолютно ничего не имеет смысла. Шлюха имеет дело только с астрологией, предпочитая мнение небесных созвездий высказываниям какого-то помирающего старого белого мужика.

Блистательно язвительная, шлюха ухватилась за горе и гнев, в которые ее сердце обернуто словно в драгоценные камни; ее травмы ласково текут и пульсируют в ее венах будто крошечные осколки стекла. Часть ее стремится к грусти и разочарованию, которые для нее есть истина; в их отсутствии ее переполняют опустошенность и скука. Видеть мир сквозь горе, означает для нее видеть его в полном цвете, ощущать покалывание жизни каждым нервным окончанием своего тела. Без этого радость покинет ее.

Шлюха всецело выставлена на обозрение, это свежая рана, истекающая сладкими смертельными экскрементами на каждую вещь, на каждую личность, с которыми она вступает в контакт. Она обнажена, навсегда запрятав самое сокровенное в расщелине между ног, чтобы никому не было видно. Если смотрите слишком близко, будьте готовы лишиться конечности, губы, куска вашего ебучего сердца, потому что все драгоценное для нее — для вас неприкасаемо. Вы недостойное дерьмо человечества.

Настоящая шлюха, где-то глубоко внутри, знает за что этот мир ее презирает. Всю жизнь она обладает тем непреодолимым очарованием, которое, вкупе с непристойной ветренностью, обладает силой раскрывать тем, кто ее окружает, их самые потаенные желания. Ее задница заставляет замужних джентльменов (и их скучающих жен) ерзать без устали, а ее вульгарное остроумие делает губы сухих академиков влажными от возбуждения. Стоит ей покинуть комнату, как все вздыхают с облегчением, от того что им больше не придется смотреть в лицо собственным трепещущим извращениям. Оставшись одни в своих современных спальнях, они стыдливо дрочат на нее, тихо ненавидя самих себя и дремучую рутину их жизни.

Рассмеяться ей так же легко как и расплакаться. Когда Меркурий находится в ретроградном движении, она знает, что выбираться из постели равносильно катастрофе. Но даже хуевое расположение планет, рука об руку работающее с этим скучным и презренным обществом, не может остановить ее безумие, распространяющееся на всех и вся вокруг. Обстоятельства, заставляющие ее и ее приятельниц шлюх рыдать, вместе с тем, вызывают сильные истерические припадки, и острова, некогда изолированные в собственном безумии, начинают сходиться, чтобы от души посмеяться и, может быть, совершить небольшое возмездие.

Шлюха — это блядь, да, но она еще и бродяжка и малолетняя преступница, она педик, королева, рассерженная лесбуха, мятежный мэнархист на шпильках, тираническая трансуха. Она все и ничто, все и никто. Чарующая в своих множественных воплощениях и абсолютно прозрачная в своих грязных желаниях. Она переполнена любовью к тем, кто исходит ненавистью, навсегда плененная красотой, скрытой под этой стерильной экономией тел. Ничто не доставляет ей большего удовольствия, чем плевать в лицо человечеству, смеясь над тем как ее вонючая слюна стекает с острых подбородков и смачно шлепает о грязный асфальт у нее под ногами.

Примечания:
* — Молоденькие незамужние девушки (фр.)

———————————————————————————————————–

Оригинал: Bash Back! Whore theory // в кн: Bash Back! Queer Ultraviolence. San-Francisco: Ardent Press, 2011

Bash Back! — сеть радикальных квир-анархистских проектов и аффинити групп, существовавшая в США в 2008-2011 годах. В состав Bash Back! Входили люди разных этничностей, секс-работни_цы, квиры, геи, лесбиянки, трансы, наркозависмые, отсидевшие срок, люмпены. Группировка запомнилась как своими радикальными акциями и перфомансами, а также ироничными и злыми текстами, собранными из цитат современных мыслител_ьниц, собственного опыта, борьбы, солидарности и ненависти.

Перевод Ольги Грабовской

Текст публикуется в рамках проекта Секс-работа: борьба за права

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s