В Петербурге состоялась первая в России конференция ЛГБТ- и квир-исследователей, организованная ЛГБТ-организацией «Выход» при поддержке фонда Бёлля (см. отчет А. Шевелевой в НЛО, № 3(115), 2012). На конференции был представлен доклад, затрагивающий некоторые выводы исследования:

Тема – «Квир-гражданство в России: без теории и практики»

Я волком бы

выгрыз

бюрократизм.

К мандатам

почтения нету.

К любым

чертям с матерями

катись

любая бумажка.

Но эту…

Я

достаю

из широких штанин

дубликатом

бесценного груза.

Читайте,

завидуйте,

я –

гражданин

Советского Союза.

Эти слова Маяковский написал в 1929 году, когда советская страна была еще молодой, а тело Ленина еще было похоже на человеческое. И в словах этих чувствуется гордость и радость от осознания себя в качестве субъекта новой политики – политики диктатуры пролетариата, наиболее справедливой из возможных. Через год Владимир Владимирович покончил собой. Но что же так привлекало Маяковского в этом куске бумаги, которая удостоверяла его принадлежность к истерзанной тяжелыми годами гражданской войны стране с разрушенной инфраструктурой, где еще не возникла индустрия, а сельское хозяйство уже было уничтожено? Мне кажется, Маяковский опередил на десятки лет современных теоретиков гражданства и увидел в паспорте не просто бюрократическую формальность, очерчивающую юрисдикцию власти государства над человеком, но содержательную сторону института гражданства – то есть те юридические последствия для гражданина, которые оно несет.

В этом же тексте Маяковский указывает, что разница между гражданами разных стран существует – и определяется с легкостью по паспорту:

К одним паспортам —

улыбка у рта.

К другим —

отношение плевое.

С почтеньем

берут, например,

паспорта

с двухспальным

английским левою.

Глазами

доброго дядю выев,

не переставая

кланяться,

берут,

как будто берут чаевые,

паспорт

американца.

На польский —

глядят,

как в афишу коза.

На польский —

выпяливают глаза…

Эти строки свидетельствуют, что для Маяковского гражданство – не просто принадлежность человека к территории, но нечто значительно большее. Более того, он готов исполнять гражданство своей новой страны, быть полноценным коммунистом. Древнегреческие города, в которых зародился институт гражданства, также имели собственную практику гражданства – мужчины-горожане, то есть граждане, были равными среди равных и обладали теми правами, которые необходимы человеку для создания комфортных условий существования. Им противопоставлялась сложносоставная категория Других: «неграждан», в которую входили женщины, слуги, рабы. Их правовое положение определяли граждане, исходя из собственных интересов.

Мало что изменилось в современных условиях: гражданство остается системой, через которую реализуются права и свободы гражданина в любом правовом государстве. И субъект гражданства остается прежним: по утверждению многих критиков, это здоровый, белый, гетеросексуальный мужчина со средним достатком. Принципиальное изменение состоит в том, что Другие вдруг получают голос и требуют все с большим энтузиазмом содержательной стороны гражданства для себя.

История этого года дает нам массу примеров этому – гневливые революции арабского востока и Африки – это громкие требования гражданских прав со стороны угнетенных. Человек и государство принимаются к пересмотру контракта, некогда заключенного и редко редактируемого. Важнейшими пунктами контракта становятся «Права и обязанности сторон», но речь все чаще идет об обязанностях государства перед человеком и правах человека, которые государству обеспечивать не с руки. Важно лишь иметь в виду, что как гражданство, так и права человека являются европейскими концепциями общественной мысли и что этот факт влечет за собой определенные последствия, то есть весьма конкретное исполнение роли гражданина.

Права человека и гражданина являются четкими ограничителями, как для политической власти, так и для конфликтующих групп внутри общества: эти права ставят препятствия для потенциального нарушения границ дозволенности при достижении тех или иных целей. Мир охвачен войной за права – тихой или громогласной, в зависимости от театра военных действий: пылает охваченный бунтом Каир, в котором бедные требуют справедливости, горят окраины Лондона, где дети буржуа остаются в стороне от тревог и мечтаний нации, кипит Москва, в кухне каждого дома которой «несогласные» ругают власть. Мир кипит.

В своем собственном исследовании, которое еще не завершено, я попытался посмотреть на эту проблему с точки зрения гомосексуальных субъектов. Во многом мы лишены многих сторон содержательной стороны гражданства, поскольку не являемся идеальными людьми воображаемой нормативности. В этих условиях нам остается как минимум две стратегии – сопротивляться или смириться. Смирение оказалось по силам и по душе многим моим респондентам. Для доступа к гражданству, многие современные геи и лесбиянки России стараются казаться не тем, кем являются – представляться в публичном пространстве частью нормативной реальности в той мере, в которой это достижимо. В этих условиях нам приходится соизмерять свое поведение с тем, как принято вести себя главному правообладателю – гетеронормативному самцу. Впрочем, есть среди практик каждого моего респондента и резистенционная составляющая. В данном случае под сопротивлением я понимаю даже не открытую войну против власти или общества, но вызов, зачастую робкий, который бросают гомосексуалы здесь и сейчас лишь самим фактом признанием своей идентичности. Мера открытости оказывается разной, и чем более открыто позиционирует себя гомосексуал в этой стране, этом городе, тем больнее он чувствует свое поражение в правах, лишение гражданства. В то же время, тем более политическим становится воображаемая гомосексуальная идентичность.

В этой связи мне хотелось бы опереться на западный опыт, по следам которого, как я искренне надеюсь, мы идем. Политика идентичности во многом терпит крах, человек не понимается больше как однородный и постоянный субъект общества. Человек становится поделенным на мелкие кусочки продуктом мириад дискурсивных сил и властей, постоянно изменяющимся во времени, да и общество больше не воображается массой, которая могла бы даже иметь «общественное мнение». Общество – даже одной страны – понимается сложной структурой, состоящей из неисчисляемого количества обществ. В этой ситуации, исследователи приходят к выводу о том, что человек может одновременно испытывать и практиковать разные гражданства в разной степени. Это не делает, однако, мир лучше. Но это дает право утверждать, что каждая культура, способная произвести идентичность, и лесби- гей-культура в том числе, должна быть признана законодательно. Такой мир, мультикультурный и разнообразный, и будет производить квир-гражданство.

Реклама

Конференция ЛГБТ и К исследователей: Один комментарий

  1. > гражданство – не просто принадлежность человека к территории, но нечто значительно большее
    Отличные слова, согласен.

    > субъект гражданства остается прежним — это здоровый, белый, гетеросексуальный мужчина со средним достатком
    Да, сам об этом говорю часто, пока так оно и есть.

    > нам приходится соизмерять свое поведение с тем, как принято вести себя главному правообладателю – гетеронормативному самцу
    Да, люди перестают быть теми, кто они есть на самом деле. Как говорила певица Лолита на сайте gay.ru: не надо строить из себя натурала!

    > западный опыт, по следам которого, как я искренне надеюсь, мы идем
    Я сам на это очень надеюсь.

    > под сопротивлением я понимаю… вызов, зачастую робкий, который бросают гомосексуалы здесь и сейчас лишь самим фактом признанием своей идентичности
    Да, хотя бы признать открыто, что я гей, — это уже хорошо. Как сказал Дирк Бах, если гей скрывает свою ориентацию, то пусть делает это открыто.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s